Back to Top
  • 130 років з дня народження Нільса Бора

    Сьогодні, між іншим, виповнилося 130 років з дня народження Нільса Бора -- одного із найгеніальніших фізиків 20 століття.

    Мабуть найвизначнішим досягненням Нільса Бора і свідченням його геніальності є те, що він практично відразу усвідомив всеосяжний характер сформульованого ним принципу доповнюваності, звівши його, таким чином, до рангу фундаментального філософського. Фактично, Бор подарував людству цілком нову парадигму пізнання навколишнього світу.

    Хоча у загальнофілософському визначенні принцип доповнюваності звучить дуже просто (усебічне пізнання складного об’єкта чи явища досяжне за умови дослідження його з різних проекцій (різними моделями), звести  які до однієї принципово неможливо -- за М.Д.Гродзинським), явне його застосування у практиці конкретних біологічних чи екологічних досліджень досить таки нетривіальне завдання, якому, до речі, вітчизняна біологічна освіта приділяє вкрай мало уваги. Цей принцип має величезне значення і для підходів до охорони природи, а його нерозуміння приводить до таких жахливих потворних концепцій, що продукує, наприклад, КЕКЦ.

    Ну і трохи цитат з чудової книги Г.С. Розенберга, Д.П. Мозгового, Д.Б. Гелашвили "Экология. Элементы теоретических конструкций современной экологии" в тему принципу доповнюваності в екології:

  • Поповнення в бібліотеці

    Відсканував і скомпілював у форматі DJVU книгу:

    Экология заповедных территорий России / В. Е. Соколов, К. П. Филонов, Ю. Д. Нухимовская, Г. Д. Шадрина; Под ред. В. Е. Соколова, В. Н. Тихомирова; Рос. АН, Ин-т проблем экологии и эволюции им. А. Н. Северцова. — М.: Янус-К , 1997 — 576 с.

    Завантажити її можна у розділі сайту "Бібліотека".

  • Щодо парадигми рівноваги в екології-1

    Ще одна довгенька цитата із книги "Основы природоохранной биологии", що має прямий вихід на питання неприйнятності у сучасній заповідній справі концепції радикальної абсолютної заповідності.

    "...Как мы уже видели, еще в 1970-х годах в экологии преобладала парадигма “природного равновесия”. Считалось, что для экосистем существует точка равновесия – например, предопределенное состояние климакса, что они структурно и функционально полны и способны к саморегуляции. Популяции большинства видов в экосистеме стабильны из года в год, а виды держат численность друг друга под контролем. Будучи выведенной из равновесия, климаксовая экосистема возвращается обратно в него. В плане охраны природы из этой парадигмы следовало, что, во-первых, определенный природный объект можно сохранить, изолировав его в резервате, во-вторых, такие объекты будут стабильно самоподдерживаться, и, в-третьих, после возмущения вся система вернется в прежнее равновесное состояние (Pickett et al., 1992). В соответствии с этой парадигмой, благосостояние резервата было бы гарантировано при его надлежащей закрытости и изоляции от антропогенного влияния. Если бы все было так просто!
    Как мы неоднократно подчеркивали, в последние два десятилетия преобладающая парадигма сменилась новым видением мира. Этот процесс был вызван наблюдаемыми разногласиями с предсказаниями равновесной модели (напр., Botkin, Sobel, 1975), осознанием частоты и последствий естественных возмущений в экосистемах (Sousa, 1984) и изменением масштаба рассмотрения от очень крупного к все более детальному (Pickett et al., 1992). В новой “неравновесной” парадигме признается, что экосистемы редко находятся в стабильном состоянии, открыты для обмена веществом и энергией с окружающей их средой, не саморегулируются и подвержены периодическим возмущениям, значительно влияющим на их структуру и функционирование. При таком взгляде подчеркивается значение процессов, динамики и контекста, а не стабильности конечного состояния.

  • Гносеологічне

    Об’єктивну реальність вивчають за допомогою різноманітних моделей і цей процес є дуже цікавим і корисним. Однак, халепа починається тоді, коли модель приймають за саму об’єктивну реальність. Я не здивуюся, якщо на певному етапі дослідники дійдуть думки, що, наприклад, шкода від концепції біогеоценозу виявиться зіставною із теоретичним значенням, яке мала ця ж концепція для розвитку екології.

  • До списку "Must-Read Books" еколога

    Потрапила мені вчора на очі книга Г.С. Розенберга, Д.П. Мозгового, Д.Б. Гелашвили "Экология. Элементы теоретических конструкций современной экологии" (є у електронній бібліотеці Олексія Шипунова "Флора і фауна") -- тепер читаю і насолоджуюся. Загалом, усіляко рекомендую!

    P.S. Саме ось це, про що ідеться у нижченаведеному фрагменті із книги, я мав на увазі у повідомленні за посиланням http://mns.ks.ua/uk/novitates-mns/minds-to-online/346-scale.html

    P.P.S. Принцип доповнюваності няшки Нільса Бора рулить!

    Для "классической экологии" (в контексте содержательного, физического
      подхода, оформившегося в работах Р.Мак-Артура конца 60-х годов; см.: Семенова, 1989, с. 76) экологический мир был стабильным или стремящимся к стабильности; предсказуемым, в силу своей детерминированности (биотическими взаимодействиями или условиями среды); находящимся в первую очередь под воздействием конкурентных отношений; экологический мир представлялся дискретным (а это ставило классификацию экосистем "во главу угла" экологического исследования); он был гармоничен внутри себя и, что наиболее фундаментально, - он был объективен (т.е. идеальный мир классической экологии отвечал реальному экологическому миру). По-видимому, экология находилась в состоянии "нормальной науки" в понимании Т.Куна (1977). Как и свойственно науке в этом состоянии, не подвергались сомнению фундаментальные понятия, составляющие основу "реальности" (такие, как время, пространство и специально экологические - конкуренция, сообщество и т.п.; Розенберг, Смелянский, 1997). Итак, что же произошло с экологическим миром (см. Розенберг, Смелянский, 1997)?

     1. Пришло понимание субъективности образа экологического мира. Действительно, абсолютно все заключения относительно сообщества зависят от масштаба, в котором его изучают. Роль масштаба была ясна и раньше (Whittaker et al., 1973; Whittaker, Levin, 1977), но то был реально существующий масштаб реальных сообществ. В новой экологии произошло осознание того, что масштаб может быть связан не с природой, а с наблюдаемым паттерном, соответствие которого "реальности" - отдельный сложный вопрос. Таким образом, наблюдатель сам определяет, что он сможет увидеть, - восприятие экологического мира стало осознанно субъективным.
  • Щодо проблеми інвертованості причинно-наслідкових зв’язків у біології

    До своєї онлайнової бібліотеки додав цікаву статтю щодо проблеми інвертованості причинно-наслідкових зв’язків у біології:

    Пантелеев П. А. О роли исходной аксиомы в зоологических исследованиях // Вестник зоологии. — 1999. — Т. 33, № 3. — С. 103—109.

    Як на мене,  піднята автором проблема є особливо актуальною для сучасної екології. Для апетиту пропоную пару цитат з цієї праці:

  • Поповнення в бібліотеці

    З нагоди дня пам’яті видатного вченого-еколога Олексія Меркурійовича Гілярова, у своїй онлайн-бібліотеці розмістив його статтю "Міфологічне в екології". Згадана праця вийшла ще у 1992 р., а таке враження, що її актуальність наразі постійно зростає.

  • Екологія

    Пантелеев П. А. О роли исходной аксиомы в зоологических исследованиях // Вестник зоологии. — 1999. — Т. 33, № 3. — С. 103—109.
     Завантажити статтю у форматі DJVU

    Гиляров А. М. Мифологическое в экологии // Природа. — 1992. — № 2. — С. 3—10.
     Завантажити статтю у форматі DJVU

  • Литдибр про масштаб в екології

    174 тис. найменувань -- саме стільки наукових статей видає sciencedirect.com на запит по ключовим словам "ecology AND scale". А чи часто ми бачимо явну постановку питання, наприклад, про усвідомлений вибір просторово-часового масштабу того чи іншого дослідження з екології у вітчизняних публікаціях?

    Багаторічна динаміка кількості опублікованих статей, що видаються базою sciencedirect.com на запит за ключовими словами

  • Щодо парадигми рівноваги в екології

    "...Классической парадигмой в экологии долгие годы являлась “парадигма равновесия”. Считалось, что экосистемы находятся в равновесии и стремятся к определенной точке стабильности (климаксное сообщество). Эта парадигма рассматривает замкнутые системы с саморегулирующимися структурами и функциями и включает широко известную концепцию “природного баланса”. Охрана природы в рамках такой парадигмы относительно проста: выбрать подходящие природные участки, прекратить антропогенное воздействие на них, тогда со временем в них восстановится естественная структура, и они будут функционировать в равновесии неограниченно долго. Если бы все было так просто!
    В последние десятилетия экологические исследования показали, что природа куда более динамична. Хотя концепция “природного баланса” и эстетически привлекательна, но она биологически некорректна."

    Principles of Conservation Biology by Gary Meffe and Ronald Carroll and Contributors. Second edition. 1997

  • Коротенький фрагмент статті О.М. Гілярова "Міфологічне в екології"

    А.М. Гиляров. Мифологическое в экологии // Природа. - 1992. - № 2. - С.3-10.

    Ограничение исследовательских задач описанием того, что есть, и отказ от объяснения, от поисков механизма (поскольку механизм — это уже какая-то идеализация, т. е. нечто чуждое мифологическому сознанию) наблюдалось в истории экологии неоднократно. Наиболее ярко эти особенности мифологического подхода проявлялись, пожалуй, в фитоценологии (учении о наземных растительных сообществах) и выросшей на базе этого учения в нашей стране биогеоценологии. Вплоть до недавнего времени основная задача фитоценологии многими (но не всеми, и это чрезвычайно важно!) ее адептами виделась в бесконечном придумывании новых терминов или, что чаще, в обсуждении «правильности» или «неправильности» их использования разными авторами. Множество примеров такого рода обсуждений можно найти даже в трудах такого неординарного исследователя, как В. Н. Сукачев. Подобная чрезмерная увлеченность терминологическими спорами вряд ли способствует развитию науки, особенно если споры эти не заканчиваются постановкой вопросов, ответы на которые могут дать только конкретные исследования.
    Тенденция считать всякое простое описание достаточной целью экологического исследования не столь безобидна, как может показаться. Она ведет к очень большим затратам материальных средств, труда и времени научных работников, но при этом не приводит к сколь-либо заметному прогрессу в понимании тех или иных экологических систем (популяций, сообществ, экосистем и т. п.). Ведь ставится задача описать, а не понять. И хотя любое описание также всегда несвободно от концептуальной предвзятости (или, как любят говорить науковеды, теоретической нагрузки), все же необходимость объяснения в значительно большей мере требует формулировки определенной гипотезы о смысле или механизме наблюдаемого явления.

  • Загальні проблеми заповідної справи

    Экология заповедных территорий России / В. Е. Соколов, К. П. Филонов, Ю. Д. Нухимовская, Г. Д. Шадрина; Под ред. В. Е. Соколова, В. Н. Тихомирова; Рос. АН, Ин-т проблем экологии и эволюции им. А. Н. Северцова. — М.: Янус-К , 1997 — 576 с.
    Завантажити книгу у форматі DJVU

    Краснитский А.М. Проблемы заповедного дела. – М.: Лесная промышленность, 1983. – 191 с.
    Завантажити книгу у форматі DJVU

    Маяцкий Г.Б., Черняков Д.А. О функциях биосферных заповедников // Фальцфейнівські читання: Збірник наукових праць міжнародної наукової конференції (Херсон, 25-27 квітня 2001 р.). – Херсон: Терра, 2001. – С. 116-119.
    Завантажити статтю у форматі DJVU