Ю. А. Исаков, В. В. Криницкий

Анализ планов научных работ, выполняемых в заповедниках, обнаруживает большое разнообразие тематики, отсутствие общей для них генеральной линии и обилие случайных научных тем, не имеющих прямого отношения к деятельности заповедников. Это объясняется многими причинами, например разной ведомственной подчиненностью заповедников, размещением их в весьма различных природных регионах, но в первую очередь укоренившейся порочной практикой составления планов, исходя из наличия в штате заповедника специалистов того или иного научного профиля.
Существуют межведомственные и ведомственные документы, регулирующие проведение в заповедниках научных исследований. Однако все они касаются административных и некоторых организационных аспектов этой деятельности, но не затрагивают вопросов, связанных с выбором наиболее актуальной научной тематики. Вместе с тем последнее особенно важно, и мы считаем необходимым высказать свое мнение по данному поводу.
Основная задача всех заповедников, ради которой они создаются, – сохранение эталонных природных экосистем, формируемых ими комплексов и видового состава биоты (генофонда организмов). Сохранению подлежат как типичные, так и уникальные экосистемы, находящиеся на всех этапах свойственных им сукцессионных рядов, а также эталоны полуприродных экосистем, сложившихся под воздействием долговременного использования их человеком. Это необходимо как для сохранения возможно более полного видового состава организмов, так и для использования экосистем перечисленных категорий в качестве моделей при направленном формировании полуприродных комплексов и природно-технических систем.
Главной целью исследований, проводимых в заповедниках, надо считать разработку научных основ управления сохраняемыми природными комплексами и структурой их биоты. Программа научных исследований должна быть ориентирована на изучение организации сохраняемых природных экосистем и их комплексов, а особенно их динамики, как естественной, так и вызываемой деятельностью человека (часто за пределами заповедной территории).
Проанализируем наиболее обычную тематику современных научных планов большинства заповедников и рассмотрим ее соответствие выдвинутым выше задачам. Работы, специально посвященные изучению структуры и функционирования сохраняемых природных экосистем, в планах довольно редки; еще меньше внимания уделяется изучению их изменений во времени, вызванных разными причинами. Вместе с тем практически в каждом заповеднике проводятся наблюдения по программе «Летопись природы». К сожалению, эти работы ведутся очень формально, в большинстве случаев сводятся к регистрации фенологических и некоторых других данных и не ориентированы на изучение особенно важных для того или иного заповедника конкретных проблем, процессов, затрудняющих сохранение эталонных экосистем.
В последнее время в научной литературе и программных документах много внимания уделяется вопросам мониторинга окружающей среды. В условиях заповедников это понятие часто механически переносят на работы, проводимые по программе «Летопись природы», что справедливо лишь отчасти, так как существует несколько форм мониторинга, имеющих разные задачи и требующих разных подходов к их решению.
Для ведения глобального фонового мониторинга состояния биосферы необходимо создание хорошо оборудованных гидрометеорологических станций, имеющих соответствующий штат специалистов, занятых проведением комплекса режимных наблюдений на протяжении неопределенно длительного времени. Расположение таких станций на территории заповедников, особенно тех, которым присвоено звание биосферных, весьма желательно, но создавать их и обеспечивать бесперебойную деятельность может только Государственный комитет СССР по гидрометеорологии и контролю за состоянием среды. Это в полной мере относится к слежению за распространением в пределах региона солей тяжелых металлов, пестицидов и других загрязнителей природной среды, что не может быть обеспечено силами заповедников, хотя в получении соответствующих сведений заповедники заинтересованы.
Напротив, геосистемный мониторинг, т. е. наблюдения за динамикой, природных комплексов и выяснение вызывающих ее причин, — один из наиболее важных аспектов научной деятельности заповедников. Однако для этой цели регистрации явлений в «Летописи природы», как это практикуется сейчас, совершенно недостаточно. Работа должна предусматривать осуществление программы исследований, строго направленных на решение конкретных, заранее поставленных задач.
Обычная и, согласно некоторым документам, даже обязательная тема исследований в заповедниках — так называемая инвентаризация природы. Чаще всего такие работы сводятся к выявлению видового состава некоторых групп растений и животных заповедника, обычно сосудистых растений и позвоночных животных, так как изучить сколько-нибудь полно всю флору или всю фауну его невозможно. Если такие работы становятся самоцелью, они далеко не всегда приносят заповеднику реальную пользу. Когда же исследования хотя бы отдельных таксономических или экологических групп животных и растении проводятся периодически и с характеристикой обилия разных видов, они дают ценную информацию об изменениях, которые испытывает структура биоты сохраняемых экосистем.
Не вполне оправдано то исключительное внимание, которое уделяется в программах научной работы заповедников так называемым редким видам. Задача их изучения далеко не всегда должна рассматриваться в качестве самостоятельной и во всяком случае первоочередной. Редкие виды, как и все прочие, служат компонентами биоты определенных экосистем. От судьбы таких экосистем зависит судьба многих видов, в особенности стеновалентных в экологическом отношении. Иными словами, сохранение в заповедниках редких видов — это прежде всего сохранение исчезающих экосистем.
Иногда в заповедниках стремятся не только сохранить те или иные исчезающие виды, но и значительно увеличить их обилие в целях расселения в другие районы. Однако при этом не всегда учитывают, что если численность таких видов становится заметно выше характерной для природных комплексов, свойственных данной территории, то это может вызывать серьезные нарушения структуры эталонных экосистем, что противоречит основной задаче заповедников. В качестве примеров такого положения можно упомянуть последствия вселения тугайного оленя в заповедник Рамит или зубров в заповедники, современная природа которых не соответствует жизненным потребностям этих стадных копытных, а также чрезмерное увеличение численности некоторых аборигенных копытных.
Восстановлением численности редких видов растений и животных и существенным повышением их обилия должны заниматься не заповедники, а специализированные учреждения, имеющие режим заказников, лесоохотничьих хозяйств, дендрариев и т. п. Именно в них можно создавать условия, наиболее благоприятные для существования отдельных избранных видов, переводя их постепенно на систему разведения в полуприродных условиях или же занимаясь разведением на специализированных плантациях, фермах и в питомниках. Создание таких полупроизводственных объектов в структуре заповедников недопустимо, по сути дела, это нарушение Типового положения о заповедниках. Подобные хозяйственные службы отвлекают специалистов заповедника от их основной работы и требуют значительных денежных средств. Примерами могут служить плантации женьшеня в Тебердинском и Лазовском заповедниках, глухариный питомник в Дарвинском, многовидовой «зоопарк», возникший при Окском заповеднике, попытки создания при заповедниках серпентариев и т. д.
Виды, к которым проявляется особое внимание, могут при разведении их на фермах и в питомниках утратить полноту внутривидового генофонда, а также свойственные им физиологические, экологические и этологические адаптации к природным условиям существования. Поэтому в заповедниках полезно изучать некоторые черты биологии редких и малоизученных видов растений и животных, нашедших в них убежище. Это поможет разработке научно обоснованной стратегии разведения их в полуприродных и искусственных условиях. Не менее важно выяснять значение природных и антропогенных факторов, лимитирующих существование таких видов в современных условиях.
Для правильной постановки научных исследований в заповеднике нельзя ограничиваться краткосрочными программами. Необходима разработка многолетнего перспективного плана. Оперативные пятилетние планы должны представлять собой отдельные этапы его реализации. Однако из этого не следует, что во всех случаях нужно соблюдать строгую последовательность в проведении тем, намеченных перспективным планом. Во многих случаях, как, например, при изучении фауны и флоры, очередность их может меняться в зависимости от наличия необходимых специалистов. Вместе с тем надо стремиться к тому, чтобы наиболее существенные компоненты биоты были изучены в первую очередь и как можно полнее.
Разработка перспективного плана исследований — дело очень сложное и ответственное. При его составлении надо исходить из наиболее актуальных проблем, которые должен решать тот или иной заповедник в целях сохранения свойственных ему природных комплексов, не считаясь с ограничениями, вытекающими из реальных возможностей заповедника на период разработки плана. Как уже говорилось, в первую очередь необходимо знать структуру сохраняемых природных экосистем, их взаимные связи и испытываемые ими изменения, как естественные, так и антропогенные. Особое внимание в плане должно быть уделено тем таксонам экосистем и их комплексам, изучение структуры и динамики которых наиболее важно и срочно. В составлении перспективного плана необходимо участие как сотрудников заповедника, так и авторитетных консультантов: природоведов, экономистов и работников в области охраны природы, хорошо знающих проблемы региона, в котором находится заповедник.
Очень немногие заповедники способны решать стоящие перед ними научные задачи собственными силами. Как правило, необходимо их творческое сотрудничество с центральными и местными исследовательскими учреждениями, интересы которых наиболее близки к проблематике перспективного плана. Однако такое сотрудничество нужно осуществлять, строго придерживаясь научных тем, предусмотренных планом, а не исходя из творческих интересов тех или иных специалистов. Перспективные планы необходимо периодически корректировать в связи с завершением некоторых исследований или возникновением новых актуальных проблем, не предусмотренных первоначальным планом.
Единого типового плана, пригодного для всех заповедников, быть не может. Природные условия и экономика регионов, в которых они находятся, очень различны, следовательно, различаются и природные комплексы, подлежащие сохранению, и проблемы, возникающие при выполнении этой задачи. Каждый заповедник или их группа, расположенная в одном регионе, должны иметь собственные перспективные планы. Из общих положений, которые необходимо учитывать при составлении конкретных планов любого заповедника, можно выделить следующие.
1. Выяснение набора природных экосистем и формируемых ими комплексов, наиболее характерных для данного заповедника, а также тех из них, которые наиболее нуждаются в активной охране.
2. Изучение структуры сохраняемых экосистем, включая проведение так называемой инвентаризации биоты, на видовом и ценотическом уровнях.
3. Изучение закономерностей функционирования сохраняемых экосистем и природных комплексов в целом: их биологического и биогеохимического оборотов, деятельности отдельных экологических групп: организмов, влияния на эти процессы факторов абиотической среды и межэкосистемиых связей.
4. Исследование различных форм динамики природных экосистем и их комплексов, как естественной, так и обусловленной антропогенными воздействиями.
5. Разработка путей сохранения природных экосистем и отдельных стадий их сукцессионных рядов, а также отдельных, наиболее уязвимых компонентов биоты.
В качестве примеров рассмотрим некоторые проблемы, которые целесообразно учитывать при разработке перспективных планов разных заповедников.
В Астраханском заповеднике основными факторами, формирующими и изменяющими структуру его природных комплексов, служат изменения стока Волги и уровня Каспия. Объем стока реки, высота и продолжительность паводков, а также другие сезонные и многолетние изменения стока определяют гидрографию дельты, авандельты и приустьевого участка взморья, смену растительных формаций, судьбу пойменных лесов, условия подхода рыб на нерест, их нагула, сезонных скоплений водоплавающих птиц, обилие кровососущих насекомых и многое другое. Следует отметить, что изменения стока и уровня моря определяются как естественными изменениями гидрологического режима, так и антропогенными воздействиями на речной сток. Заповедник уже подошел к разработке комплексных научных проблем, в том числе экологического прогнозирования.
Еще более динамичны природные комплексы Дарвинского заповедника. Для большинства из них решающее значение имеет режим уровня Рыбинского водохранилища, который целиком зависит от режима работы ГЭС. За время существования заповедника многие его природные комплексы исчезли бесследно (затопленные леса, вторичные суходольные луга и т. п.), другие прошли сложный путь формирования, а затем разрушения (плавающие торфяные острова), возникают и новые комплексы, которые продолжают развиваться и захватывают новые площади (заросли тростников в зоне временного затопления). Устанавливать причинно-следственные связи этих явлений сложно, но все-таки возможно. Огромные научные материалы, накопленные заповедником почти за 40 лет наблюдений, позволяют делать некоторые обобщения, в том числе важные в практическом отношении. Это касается, в частности, прогноза последствий перераспределения стока северных рек, а также строительства новых водохранилищ в лесной зоне.
Ведущие проблемы Хоперского заповедника — изучение судьбы пойменных озер и их биоты, черноольшаников и пойменных дубрав в результате изменений речного стока р. Хопра, а также сохранение нагорных дубрав в условиях возрастающего антропогенного воздействия.
В заповедниках Жувинтас и Матсалу особенное внимание привлекает изучение процессов изменения озерных и речных экосистем в результате их антропогенной эвтрофикации. Необходима разработка возможных путей сохранения этих уникальных природныхкомплексов вкачестве эталонных.
В степных заповедниках — Михайловской целине, Стрельцовской степи и Центрально-Черноземном — особого внимания заслуживают изучение динамики природных степных экосистем и разработка на этой основе мер, способствующих сохранению эталонов степи на очень небольших по площади территориях.
Для Приокско-Террасного заповедника особенно необходима разработка научных основ сохранения некоторых эталонных лесных и особенно лугово-степных экосистем в условиях чрезмерно высокой плотности диких копытных и возможных антропогенных нарушений гидрологического режима территории.
В Репетекском заповеднике весьма актуально изучение путей сохранения некоторых пустынных экосистем в условиях выпадения из их структуры диких копытных, а также исчезновение палеореликтовых экосистем черносаксаульников.
В Припятском заповеднике необходима разработка подходов к сохранению эталонов природных комплексов Белорусского Полесья в условиях обваловывания поймы р. Припяти и проведения широкой программы работ по осушительной мелиорации Полесья.
Наиболее актуальные проблемы Тебердинского заповедника — изучение воздействия зимнего и летнего туризма на природные комплексы, судьбы так называемых «лавинных комплексов», сукцессии горно-луговых экосистем на участках отступающих ледников, а также путей сохранения пестроцветных субальпийских лугов, зарастающих березовым криволесьем после полного прекращения выпаса.
Приведенные примеры показывают разнообразие и специфичност тех задач, которые могут считаться для разных заповедников наиболее актуальными. Полный перечень проблем, на которые должны быть ориентированы перспективные планы работ конкретных заповедников, должен быть более широким, но обязательно обоснованным. При этом наиболее актуальные научные задачи необходимо выделить особо. В разработке таких планов должна оказать посильную помощь Комиссия по координации научных исследований в заповедниках при Академии наук СССР путем привлечения к выполнению данной ответственной работы специалистов по отдельным проблемам и регионам.

Коментарі: